История фотоаппарата (2 часть)

010

История фотоаппарата (2 часть)

Этапы развития советского фотоаппаратостроения

010Советские фотоаппараты Одной из главных причин зарождения и становления советской фотоиндустрии можно считать то, что после Октябрьской революции фотография в нашей стране стала мощнейшим средством коммунистической пропаганды советского образа жизни и воспитания. По-видимому, «…важнейшим для нас…» было не только кино, но и фотография. Вот что писал журнал «Советское фото» в передовой статье в номере за 1927 год: «Фотолюбитель дореволюционного периода в своей массе был представителем привилегированных и зажиточных классов. …Октябрьская революция и в этой области твёрдо и ясно поставила новые задачи… Фотография должна быть приближена к широким массам и найти здесь применение и задачи, более широкие и соответствующие вопросам современности.» «Решения ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам вооружили советскую фотографию идейно и политически, направили работу советских фотографов: фотокорреспондентов, очеркистов и портретистов — на путь активного участия советской фотографии в строительстве комунистического общества, на отображение жизни и труда советских людей» («Современная техника фотографического процесса», А.Д.Головня, Е.А.Иофис, Москва, 1949). Неудивительно поэтому, что определяющим течением советской фотографии стала фотожурналистика, публицистическая и репортажная фотография. «Именно в фотожурналистике время и его идеалы обрели средства выражения особой силы и действенности, которое можно было использовать в пропагандистских целях и которое было доступно самым широким массам»- Даниэла Мразкова, из статьи «Восьмое чудо света» 1977, (курсив мой-А.Г.). «В годы гражданской войны советские изобразительные искусства, кинематография и фотография были направлены на служение делу победы. В эти годы было положено начало советскому публицистическому фоторепортажу, ставшему главным, ведущим видом советской художественной фотографии» (С.Морозов, «Русская художественная фотография»).
Несмотря на нелегкий первоначальный период создания фотопромышленности в советской России, надо признать, что в некоторых фотографических разработках мы шли не только в ногу со временем, но и действительно перегоняли западные страны. К сожалению, как это нередко бывает в России, многие прогрессиные конструкторские идеи не находили дальнейшего развития или опытные модели не были поставлены на поток. Например, признается, что отечественный фотоаппарат «Спорт», выпущенный в 1936 году (по другой версии в 1935), был первой в мире однообъективной 35мм зеркалкой, хотя на это первенство также претендует германская Kine-Exakta 1936 года выпуска.

012Тем, кто забыл, напомним, что в 1917 году произошла Октябрьская революция. Для нашей темы знаменательным был 1918 год, и не тем, в первую очередь, что велено было всем фотографам зарегистрировать негативы и снимки революции (11 окт.1918г — «Все профессиональные фотографы, имеющие негативы или копии снимков, изображающие революционные события начиная с 27 февраля 1917, обязаны зарегистрировать их самое позднее до 25 октября в областном кинематографическом комитете (Сергиевская ул. 20). Неповиновение этому приказу карается штрафом в размере до 5000 рублей.»), а тем, что в этом же году в Москве и Петрограде были учреждены фотокинокомитеты. Был создан Государственный оптический институт (ГОИ), руководителем которого стал Д.С.Рождественский, (с 1932 по 1945 годы им руководил С.И.Вавилов), а в сентябре 1918 года в Петрограде было открыто первое высшее учебное заведение в Европе, в котором преподавали фотографию. В первый же год существования Высшего института фотографии и фотографической техники в него было принято свыше 500 студентов.

27 августа 1919 Ленин подписал декрет о национализации фото- и кинопромышленности (практическое осуществление декрета возлагалось на организованный тогда же при Наркомпросе [Народный комиссариат Просвещения] Всероссийский фотокиноотдел — ВФКО), что можно считать началом советского этапа в истории фотокинотехники. Были национализированы склады иностранных фирм и фабрики фотопластинок, поскольку истощались запасы фотоматериалов, и необходимо было заботиться об их учете и бережном расходовании. Наряду с ВФКО агитационную работу изобразительными средствами вела также и Центропечать.

0131919-1921 годы ознаменованы появлением первых советских фотожурналов, а в ноябре 1921 года возобновило свою работу Русское фотографическое общество (РФО).

25 января 1919 года «Известия ВЦИК» опубликовали распоряжение Наркомпроса о льготах профессиональным фотографам. Их съемочные павильоны и лаборатории приравнивались к студиям живописцев и не подлежали заселению. Владельцы фотостудий освобождались от обязательной тогда для всех трудовой повинности. В том же 1919 году в Москве открылась фотография ВЦИК, принимавшая частные и общественные заказы. Заведовал ею сначала М.С.Наппельбаум, а затем П.А.Оцуп.

В 1920 году просветительный отдел Политуправления Реввоенсовета организовал музей-выставку, пропагандировавшую фотографические знания среди красноармейцев. Орган Политуправления — журнал «Политработник» (1920, №2) опубликовал статью, призывавшую обратить серьезное внимание на обучение красноармейцев фотогафии.

К 1922 году относится первый регламентный документ «О порядке производства фотокиносъёмок событий внутренней жизни РСФСР». В 20-е годы стали создаваться первые объединения фотолюбителей. Считается, что одной из причин их появления стал дефицит фотоаппаратуры и фотоматериалов, и любители объединялись, чтобы коллективно использовать фотокамеры, принадлежавшие одному или двум членам кружка.

В январе 1924 (по другим сведениям в январе 1925) года образован Трест оптико-механической промышленности (ТОМП), в который вошёл Государственный оптический завод (ГОЗ) с присоединёнными к нему заводом «Метприбор» и мастерской «Русская Урания».

А в сентябре 1924 года в Ленинграде открылась первая фотовыставка, организованная Ленинградским фотографическим обществом. В середине 20-х годов (по разным источникам в 1925 либо в 1927) организованы курсы МГСПС (Московского губернского Совета профессиональных союзов) для руководителей фотокружков, где преподавал М.С.Наппельбаум. Вообще середина и конец 20-х годов отмечены оживлением фотографической жизни в стране: стали появляться фотокружки, объединения профессиональных фотографов, например объединение московских фоторепортёров («Ассоциация фоторепортёров»). Начали действовать фабрики фотопластинок и фотобумаг (фабрика №3 Фотохимтреста — 1927 год, фабрика №4 в Ленинграде — 1929 год), а в 1930-31гг., начала выпускаться первая советская киноплёнка. Следствием активизации фотографической жизни в стране стал усиливающийся дефицит фотоаппаратуры, и в частности, дешёвой фототехники для народа.

В 1926 (по другим данным в 1924 г.) году работами учёных ГОИ с участием ленинградских производственников (Д.С. Рождественского, В.А.Фока, В.Е.Тищенко, И.К.Качалова, Н.В.Гребещикова) была разработана технология варки оптического стекла, что позволило уже в 1927 году отказаться от его импортных закупок.

1927 год отмечен несколькими эпохальными событиями. Во-первых приказом ВСНХ РСФСР о подготовке к производству советской фотоаппаратуры в Тресте оптико-механической промышленности (ТОМП). Во-вторых, в июне была организована фотохимическая и фотографическая лаборатория в Физико-химическом институте имени Карпова. В августе вышло постановление ЦК ВКП(б) о связи фотолюбительства с рабселькоровским движением. Ещё раньше в том же 1927 году в Москве открылась выставка «Советская фотография за 10 лет». Програма выставки включала в себя:
1. Фоторепортаж (хроника революционных событий, советское строительство, современный быт и т.д.).
2. Художественная фотография (достижения советской художественной фотографии, отображение в художественной фотографии труда, быта, природы СССР, советского строительства и его деятелей, национальных особенностей жизни народов Союза и т.д.).
3. Научная и техническая фотография (научная работа в СССР по изучению фотографических процессов, применяемых в фотографии материалов, применение фотографии в науке и технике).
4. Фотография как средство агитационно-просветительное.
5. Фотография в рабочих клубах.
6. Фотография и кино.
7. Фотографическая советская промышленность.
8. Фотографическая литература.
9. Советская фотообщественность.

В №5 «Советского фото» за 1927 год появилось сообщение о том, что созданный в апреле 1926 года Фотокинохимтрест «заканчивает оборудование первой в СССР фабрики фотобумаги».

29 декабря 1929 года решением Совета Труда и Обороны СССР к ТОМП были присоединены Изюмский и Ленинградский заводы оптического стекла, Павшинский завод точной механики. Это новое объединение получило название «Всесоюзный Трест Оптико-Механических предприятий» (ВТОМП), а в 1930 ВТОМП стало называться ВООПМ — «Всесоюзное Объединение Оптико-Механической промышленности». Заводу же ГОЗ «по просьбам трудящихся» было присвоено новое название — «Государственный оптико-механический завод (ГОМЗ) имени ОГПУ» (сейчас, как известно, это ЛОМО). Естественно, что такая концентрация финансовых, сырьевых и людских ресурсов помогла в достаточно короткие исторические сроки наладить массовый выпуск недорогих фотоаппаратов.

В этом же 1929 году основан НИКФИ (научно-исследовательский кино-фотоинститут), основными задачами которого были разработка и внедрение в промышленность новых, усовершенствованных сортов плёнок для кино и фотографии.

Весьма любопытны и важны для нашей темы заголовки статей, публиковавшихся в журнале «Советское фото» в 1929 году: «Даёшь дешёвый советский фотоаппарат», «Фото в СССР — одно из орудий классовой борьбы и социалистического строительства», «Фотолюбитель! Вступай на борьбу с религиозным дурманом», «Против коварной дряни товарной» (о браке фотопромышленности). Примерно к тем же годам относятся следующие слова А.В.Луначарского: «…Но как каждый передовой товарищ должен иметь часы, так он должен уметь владеть фотографической камерой. И это со временем будет. В СССР будет как всеобщая грамотность вообще, так и фотографическая грамотность в частности. И это будет гораздо скорее, чем думают скептики.» Поистине пророческие слова.

Несмотря на то, что основным идейным рупором государства в области фотографии оставался журнал «Советское фото», до начала 30-х годов в СССР выпускались и другие периодические издания о фотогрфии.

Согласно официальной версии, первый советский крупносерийный фотоаппарат, был выпущен в 1930 году и назывался «Фотокор-1». Однако, эта информация требует комментариев. В статье «Фотоаппаратура советского периода » («Субъектив» №3, 1996) Л.И.Балашевич пишет: «В … 1929 году в Москве было проведено первое совещание фотоактива, на котором также прозвучало требование немедленно наладить выпуск недорогого фотоаппарата. Через год журнал «Советское фото» провел на своих страницах «Всесоюзный митинг» на тему о том, каким должен быть советский фотоаппарат. Нетрудно догадаться, что абсолютное большинство его участников, подобранных по классовому признаку, также высказались за выпуск дешевого массового складного фотоаппарата форматом 9х12 см ценой до 150 рублей. Лозунг «дешево и много» звучал уже тогда, когда отечественная фотопромышленность только зарождалась. Это был социальный заказ нищих, так как состоятельный и квалифицированный пользователь и ценитель был уничтожен или изгнан в ходе революции и после нее.

Первой отозвалась на этот заказ скромная артель Промкооперации «Фототруд» в Москве (позднее она получила название «АРФО», а в 1937 году была переименована в артель «ХХ Октябрь»). Она была организована на базе существовавших еще до революции мелких частных мастерских и занималась производством фотопластинок. Артель в 1929 году получила аванс от Центросоюза, который выступил в роли заказчика производства фотоаппаратов. Вот что увидела в артели комиссия Центросоюза во время знакомства с ходом подготовительного этапа работы. В артели не оказалось подходящих производственных помещений. Не было сырья. Даже кожу для меха камеры нужно было купить за границей, бархат для прокладок покупали у населения. Чтобы испытать прочность бумажной прокладки для меха, рабочий несколько дней подряд вручную сжимал и разжимал проклеенную гармошку меха и отсчитывал количество проделанных движений. Артель обещала выпустить в ноябре 1929 года первые 300-500 аппаратов, однако к концу года удалось собрать только 25 камер с помощью

Калужского электромеханического завода (КЭМЗ) под руководством конструктора А.Б.Андреева…

Эти камеры имели немецкие объективы (анастигмат Кенгота 1:6,3) и затвор VАRIO. Но и в марте 1930 года серийное производство аппаратов в артели еще не было организовано, к сборке приступили только во второй половине года…Этот первый советский массовый фотоаппарат известен коллекционерам под названием «ЭФТЭ-1» по надписи, которая нанесена тиснением на кожаном ремешке камеры…. Объектив в серийных камерах был уже отечественный — «Перископ» 1:12 с фокусным расстоянием 150 мм и имел на оправе надпись: «Москва. Перископ. «ЭФТЭ» f=150 мм»…. Аппарат «ЭФТЭ» продавался по цене 45 рублей. Полукустарный способ его изготовления сказался на качестве — его владельцы жаловались на отвратительное качество кассет, которые с трудом открывались, громоздкость и другие недостатки.

С 1932 года на камерах «ЭФТЭ» стали устанавливать освоенный в Ленинграде на заводе «ГОМЗ» советский аналог затвора «VАRIO», носивший имя завода. Одновременно был освоен и более качественный объектив 4,5/135 мм. Модернизированная таким образом камера известна как «АРФО» по новому названию артели. Выпускался также и уменьшенный вариант камеры (АРФО-IV) форматом 6,5х9 см с объективом 4,5/105 мм и двойным растяжением меха, стоивший гораздо дороже — 125 рублей. Всего за две пятилетки существования артели было выпущено 130 000 фотоаппаратов. В 1939 году их производство было прекращено, и на этом закончился уникальный в условиях СССР опыт изготовления фотоаппаратуры на негосударственном предприятии.»

Одновременно с камерой «АРФО-IV» выпускался её упрощённый вариант — «Комсомолец» с объективом «Триплет» 6,3/105.

Что же касается «Фотокора», то в другой статье Л.И.Балашевича («Сделано в Ленинграде», «Субъектив» №4, 1996) читаем:

Фото-ГОЗ»Вопрос о создании и массовом производстве советского фотоаппарата был решен специальным распоряжением ВСНХ СССР от 24 мая 1923 года, который поручил выполнение программы Тресту Оптико-механической Промышленности (ТОМП). Еще до выхода в свет этого постановления на заводе ГО3, как следует из опубликованных в журнале «Советское фото» данных, производились простейшие «ящики», продававшиеся по 12 рублей за штуку. Всего их было сделано до 1930 года около 40 тысяч штук. Был уже и опыт конструирования более сложных камер. Так, около 1925 года конструктор П.Ф.Поляков создал фотоаппарат «Фото-ГОЗ», который, хотя и годился в основном для репродуцирования, был примечателен во многих отношениях. Это была первая оригинальная камера, сконструированная в советский период и, кроме того, первая камера для съемки на кинопленку. По данным А.Ерохина (1927), она существовала только в виде опытного экземпляра и представляла собой миниатюрную вариацию на тему традиционного фотоаппарата с двойным растяжением меха и матовым стеклом, которое после наводки на резкость заменялось приставной кассетой с кинопленкой. Съемки велась на стандартный кинокадр с помощью объектива с фокусным расстоянием 60 мм и относительным отверстием 1:2. Инженер Ф.Л.Бурмистров также сконструировал малоформатную репродукционную камеру для съемки на кинопленку (Сыров А.А., 1954).

Фотокор-1Во исполнение решения ВСНХ уже к 1 марта 1929 года были изготовлены чертежи фотоаппарата, прототипом которого послужила складная пластиночная камера форматом 9х12 см фирмы «Цейсс-Икон». Подготовка к его серийному производству была сопряжена с огромными трудностями. Не было достаточных площадей для организации производства, так как фотоцех располагался в здании заводоуправления. Ощущалась острая нехватка оптического стекла, не было качественного металла для изготовления ирисовых диафрагм и отсекателей затворов, не хватало даже материала для обклейки корпусов фотоаппаратов. Из-за крайне низкой квалификации рабочих и нехватки производственного оборудования брак при ряде операций достигал 100%. Объектив для камеры был рассчитан профессором Игнатовским, входившим в конструкторскую группу ВООМП, и изготовлен своими силами, но наиболее сложную часть аппарата — затвор — пришлось закупить в Германии. В феврале 1930 года для обеспечения начала серийного производства было приобретено 4000 затворов «COMPUR» по цене 7 золотых рублей за штуку. Несмотря на все трудности, к открытию XV съезда большевиков (25 июня 1930 г.) завод отрапортовал о сборке первой сотни советских фотоаппаратов, получивших название «ФОТОКОР-1».

Имеются данные о том, что часть камер 1930-1931 годов выпуска комплектовалась импортным затвором «Компур» (1-1/200 «В» и «Д») или более простым импортным же «VARIO» (1/25, 1/50, 1/100, «В» и «Д»), который использовался и в аппарате «ЭФТЭ» (а с 1932 года на камеры ставился отечественный затвор ГОМЗ с выдержками 1/25, 1/50, 1/100 «В» и «Д», рассчитанный А.А.Ворожбитовым и П. Г.Лукьяновым — прим. моё. Г.Абрамов). Камеры с импортными затворами стали уже редкостью, так как их было выпущено всего порядка 15000 штук (4400 в 1930 и 11400 в 1931 году).

Вот как оценивалось значение выпуска этой камеры современниками: «По качеству «Фотокор №1″ не уступает лучшим заграничным камерам, и появление его на советском рынке произвело сразу переворот, как в отношении широкого развития фотодвижения, так и в смысле резкого снижения цен на заграничные камеры и объективы» (Поляк Г.Н., 1936).» Известно также, что до 1941 года было выпущено более 1 млн. «Фотокоров».

К 1933 году Всесоюзное объединение оптико-механической промышленности («ВООМП») на всех своих заводах насчитывало 11000 рабочих, а два его завода стекловарения выпускали 200 тонн оптического стекла в год.

ФЭДТем временем наступает 1934 год, когда в январе увидели свет первые 10 фотоаппаратов «ФЭД» (Феликс Эдмундович Дзержинский), выпущенные трудовой коммуной им Дзержинского в Харькове. Эти «ФЭД»ы являлись копией Leica II. Справедливости ради надо сказать, что копирование ранних моделей Leica приобрело почти всемирный масштаб, причем разные варианты копий выпускались как до, так и после II Мировой войны. Например, первая модель Canon (тогда еще Kwanon), а также ее варианты и более поздние модификации, американская модель Kardon фирмы Premeire Instruments (военный и гражданский варианты), а также многие другие, не говоря уже о китайских. На фоне начавшегося в наши дни ренессанса дальномерной техники, появились модели с резьбовым (М39) креплением оптики Leica. Примером тому может служить японские модели «Bessa» (Voigtlander, Cosina) и модель «Yasuhara T981» от фирмы Yasuhara. Эта камера имеет курковый взвод, TTL замер, синхронизацию на 1/125 и выдержки вплоть до 1/2000. Таким образом, необходимо признать, что история как советского, так и мирового фотоаппаратостроения развивалась, в немалой степени, и на базе этих камер. В СССР одних только ФЭД’ов с1937 по 1977 год было выпущено 18 моделей.

Тогда же, в 30-е годы в незначительных объёмах выпускались аналоги стандартной модели «ФЭД»: «Пионер» (1934) — на опытном заводе ВООМП (около 500 штук), и «ФАГ» — на московском заводе «Геодезия» (около 100 штук).

В 1935 году появился, как уже говорилось выше, фотоаппарат «Спорт» конструкции А.О.Гельгара (первоначальное название «Гельветта»; название «Спорт» аппарат получил после нескольких усовершенствований завода «ГОМЗ»), ставший первой в мире однообъективной зеркалкой для съёмки на 35мм плёнку. Камера имела металлический корпус, шторный затвор с металлическими шторками (1/25 — 1/500 и «В») и заряжалась нестандартными кассетами по 50 кадров. Всего было выпущено около 20 тыс. штук.

Поскольку вышеупомянутые камеры «ФЭД» и «Спорт» были достаточно дороги и недоступны массовому потребителю, был налажен выпуск более простых и дешёвых моделей. Из выпускавшихся в 30-е годы необходимо упомянуть такие камеры, как: «Лилипут», «Малютка», «Циклокамера», «Юра», «ФЭДетта», «Смена».

В целом можно считать, что «первый» (или «подготовительный») этап развития советского фотоаппаратостроения закончился к началу 30-х годов, вслед за которым начался следующий — этап создания массовых и сравнительно недорогих камер, выпускавшихся сотнями тысяч штук. Тем не менее, несмотря на явную ориентированность фотопромышленности на выпуск массовой продукции, продолжались попытки выпуска высококлассных профессиональных камер.

Так в сентябре 1937 года завод ГОМЗ в Ленинграде выпустил первые образцы профессиональной камеры «Репортёр» — аппарата высокого класса для работы на пластинах 6,5х9, форматной и роликовой плёнке (выпускался по 1939 год). Конструкцию, по-видимому, можно признать удачной, особенно учитывая, что выпускавшаяся впоследствии японская камера Mamiya Press (1962) конструктивно была построена по принципу «Репортера». А годом раньше, в 1936 году, в Ленинграде же начал выпускаться складной фотоаппарат «Турист» с пластинами 6х9 см. (выпускался до 1940 года).

В 30-е годы выпускался также и ряд простых пластиночных, так называемых «ящичных» фотоаппаратов, имевших характерный «ящичный» вид корпуса: «Рекорд», «Пионер», «Ученик», «Юный фотокор».

Фотоаппарат ТуристЗдесь необходимо отметить ещё одну особенность советской фотографической промышленности. В 30-е годы, с началом индустриализации страны и постепенной милитаризации экономики, большая часть фототехники выпускалась на военных заводах в цехах ширпотреба. Выпуск гражданской продукции на военных заводах был обязателен, хотя и составлял небольшой процент от военной. Однако это было лишней «головной болью» для руководства предприятий. По-видимому это также мешало выпуску профессиональной фотоаппаратуры.
В период войны выпуск фотоаппартуры был почти прекращен. К моменту начала II Мировой войны заканчивается «второй» этап развития советского фотоаппаратостроения. Считается, что всего к началу войны было выпущено около двух десятков моделей и модификаций фотоаппаратов, среди которых наиболее массовыми были «Фотокор» (более 1 млн. штук) и «ФЭД» (160650 шт.). После окончания войны начинается «третий» этап развития советского фотоаппаратостроения. Наступает эра малоформатных камер, хотя еще не одно десятилетие среднеформатная фотография даже среди любителей не будет сдавать своих позиций.

По окончанию войны возобновляется выпуск фотопаппаратов, причём особенностью фотоаппаратостроения в первые послевоенные годы являлось воспроизведение лучших трофейных образцов с последующим их совершенствованием. Уже в 1946 году появились новые модели: «Москва» — складная камера формата 6х9 (точная копия камеры Цейсс Супер-Иконта, модель А), «Комсомолец» — двухобъективная зеркалка, явившаяся предшественником «Любителя». Из довоенных моделей остался в производстве только «ФЭД» и пластиночные деревянные камеры типа «ФК», использовавшиеся в фотоателье Службы быта, — все остальные модели были заменены новыми.

Фотоаппарат ContaxВ 1948 году (к 1 мая) на Красногорском механическом заводе (КМЗ) были выпущены первые 50 аппаратов «Зоркий» (первоначально на верхних щитках аппаратов гравировалось название: «ФЭД» и «гробик» — логотип без стрелки, затем «ФЭД 1948 г. Зоркий»; а свое окончательное название камера получила в 1949 году — к этому моменту слово «Зоркий» в коллективе завода было уже почти нарицательным; в частности заводская газета носила название «Зоркое око»), представлявших собою вариант аппарата «ФЭД» довоенного выпуска, но с усовершенствованным шторным затвором — был применен принцип т.наз. «жесткой» щели, что позволило значительно улучшить надежность работы затвора. В 1949 году КМЗ выпустил уже 31312 штук, а к 1980 году было выпущено 14 моделей камеры «Зоркий». Во многом, процессу увеличению выпуска 35 мм фотокамер в нашей стране весьма способствовало и то, что после войны из Германии в Киев (з-д «Арсенал») по репарации был полностью вывезен (вместе со специалистами, запчастями и комплектующими) завод, выпускавший камеры Contax. К концу 40-х годов выпуск камер под новым названием «Киев» был уже налажен (в 1947 году были выпущены две первые модели, повторявшие конструкцию «Contax-II» и «Contax-III») и продолжался в разных модификациях до 1985 года. Любопытно, что первые «Киевы» выпускались из немецких комплектующих, и поэтому их коллекционная стоимость сегодня довольна высока. К середине 50-х годов, т.е. всего за 7-8 лет от начала выпуска «Киевов», была собрана уже стотысячная модель, посвященная ХХ съезду КПСС.
Фотоаппарат Киев
В том же, 1948 году на восстановленном харьковском заводе ФЭД начал выпускаться фотоаппарат «ФЭД», полностью соответствующий довоенной стандартной модели. После незначительных модернизаций в 1952 году (усовершенствование спусковой кнопки и переход на новый ряд выдержек) эта модель была заменена в 1955 году на «ФЭД-2». Там же, на Харьковском заводе после войны был налажен выпуск крупноформатных камер «ФК» (13х18 и 18х24), которые раньше производилсь ГОМЗ. (К 1986 выпуск этих камер, а также их модификаций — ФКД, ФКР — в Харькове был прекращен в связи с подготовкой выпуска «Ракурса» на БелОМО).

Начиная с 1948 года постоянной статьей дохода для страны становится экспорт фотоаппаратов за границу. Впервые советские фотоаппараты стали экспортироваться за рубеж еще в предвоенные годы, но это были эпизодические поставки. В условиях острой конкуренции на зарубежных рынках фотоаппаратуры главными козырями нашей техники были низкие цены и хорошее техобслуживание. На руку нашим экспортерам играло и то, что за рубежом ни для кого не было секретом, что почти вся оптика в СССР делалась на военных заводах, а авторитет советской оборонной промышленности после войны был достаточно высок.

В 1949 году появился «Любитель»- двухобъективная зеркалка любительского класса с трёхлинзовым объективом типа «Триплет», явившаяся развитием модели «Комсомолец». С 1952 года на том же Красногорском заводе начал выпускаться «Зенит» — однообъективная 35мм зеркалка, представлявшая собою «Зоркий», с приделанным к нему зеркалом и пентапризмой. В том же году Ленинградским заводом («ЛОМО») был выпущен аппарат «Момент» — первая попытка внедрения в нашей стране одноступенного процесса. В 1953 году свет увидел шкальный фотоаппарат «Смена» (ЛОМО), завоевавший впоследствии большую популярность в народе. С середины 50-х годов почти на все фотоаппараты стали устанавливаться синхроконтакты.

Фотоаппарат ЗенитВ течение ряда последующих лет большинство из выпускавшихся моделей камер претерпели многочисленные модификации. Так, к началу 60-х годов, выпускалась уже пятая модель фотоаппарата «Москва», вторая модель «Любителя», вторая модель «ФЭД», вторая, четвёртая и пятая модели аппарата «Зоркий». Также выпускались «Киев 4а», третья и четвёртая модели камеры «Смена». В начале 50-х годов был осуществлен переход на новый ряд выдержек (1/25, 1/50, 1/100, 1/200, 1/500…и т.д.) в соответствии с новым ГОСТом.
Вот любопытная цитата из книжки А.Гусева «Спутник фотолюбителя», выпущенной в 1952 году тиражом в 200 000 экземпляров: «Ныне в Советском Союзе, в результате проведения индустриализации страны, создана передовая фотографическая промышленность. С каждым годом увеличивается массовый выпуск отличных и разнообразных фотоаппаратов с совершенными объективами и механизмами. Отечественная негативная пленка по основным фотографическим характеристикам не имеет равной в мире.»

Фотоаппарат КометаВ 1958 году в Брюсселе проходила всемирная выставка, на которой, среди прочего, были представлены и образцы отечественной фотопродукции. Наиболее заметными среди них были 35мм дальномерная камера «Ленинград», со встроенным пружинным мотором (получила «Гран-При»), и совершенно новая камера «Комета», получившая очень хорошую прессу. Вот выдержка из №8 «Советского Фото» за 1959 год: «Американский ежемесячник «Попьюлер фотографи», подробно описав все наши экспонаты, признает, что в них «куча новшеств» и что «в фотографической области советские конструкторы проявили не меньше смелости и оригинальности, чем в области межконтинентальных баллистических ракет и спутников». В другой статье «Побьют ли нас русские по полностью автоматизированной камере?», сравнив «Комету» с лучшими зарубежными моделями, журнал приходит к заключению, что советская фотокамера «автоматизирована настолько, насколько это возможно в наши дни для 35-милиметрового оборудования», и «обставила западные камеры». Действительно, камера имела прекрасные технические характериски, но, к сожалению, так и не была поставлена на поток.

Объектив РуссарНа этой же выставке «Гран-При» были удостоены объективы: «Руссар» 5,6/20, «Мир-1» 2,8/37, «Таир-11» 2,8/135, «Таир-3» 4/300, «МТО-500» 8/500, «МТО-1000» 10/1000. Вот цитата из статьи «Фотография в СССР», опубликованной во французском журнале «Фотограф» в октябре 1958 года: «Начало производства фотоаппаратов в СССР было положено после окончания Гражданской войны. В настоящее время в стране производится ежегодно более миллиона фотоаппаратов различного назначения новейших типов, в том числе аппаратов высокого класса, как «Зенит», «Киев», «Ленинград», «Старт», «Зоркий» и др.» («Советское фото», №8, 1959 год). Любопытно, что после проведения Брюссельской всемирной выставки, объем экспорта наших фотоаппаратов за рубеж повысился. Вот полный текст статьи «Советские фотоаппараты в Англии», напечатанной в №8 журнала «Советское фото» за 1959 год.

К началу 60-х годов появились и новые модели фотокамер, такие как «Эстафета» — шкальная камера форматом 6х6 см., «Салют» — однообъективная зеркалка форматом 6х6 типа «Хассельблад»; фотоаппарат «Юность» — дальномерная малоформатная камера с жестковстроенным объективом; довольно прогрессивный и высококлассный по тем временам «Старт», стереоаппарат «Спутник», панорамный аппарат «ФТ-2» и другие. Были подготовлены к выпуску объективы: «Спутник-4» 4,5/20 (для кадра 24х36); «Орхидея-1» 2/50 с автоматической установкой диафрагмы в зависимости от дистанции и ведущего числа импульсной лампы-вспышки — автоматическое устройство должно было работать в диапазоне от 1 до 11 м со световыми числами от 8 до 64; объектив «Аргон-1» для камер форматом 6х9 с параметрами 3,5/90; семейство сменных объективов для камеры «Нарцисс» — «Мир-5» (2/28), «Мир-6» (2,8/28), «Индустар-60» (2,8/35); объектив «Вега-2» 2,8/85 для 35 мм фотоаппаратов. «Хочется надеяться, — пишет И.Кравцова, председатель жюри конкурса, проводимого ВДНХ, в статье «Почетные награды» («СФ» №2 за 1961 год) — что Совнархозы, в ведении которых находятся заводы фотопромышленности, примут необходимые меры по внедрению отмеченных наградами изделий в кратчайший срок». Увы, её и нашим надеждам не суждено было осуществиться.

Можно считать, что к началу 60-х годов закончился «третий» этап развития советского фотоаппаратостроения, характеризующийся появлением новых заводов, выпускающих фотоаппаратуру, освоением новых моделей и расширением их ассортимента.

Начало следующего, «четвертого» («золотого») этапа советского фотоаппаратостроения пришлось на 60е годы, которые ознаменовались истинным расцветом не только мировой, но и советской фотоинженерной мысли и фотоиндустрии. Наступала эпоха 35 мм камер, позволяющих автоматизировать съемочный процесс.

В конце 50-х годов вступает в строй завод в Белоруссии (Минский механический з-д), где в 1957 году была выпущена первая камера — «Смена», чертежи и рабочая документация которой были получены от ЛОМО. На этом же заводе был налажен выпуск пофессиональных фотоувеличителей «Беларусь-2», а затем и «Беларусь-5». С середины 70-х годов на БелОМО начался выпуск «Зенитов», а еще раньше «Вилия-электро», «Вилия-авто»; неполноформатные «Весна» и «Весна-2» (24х32); полуформатная «Чайка» (названная в честь В. Терешковой).

Поскольку экономика в стране была нерыночная, то забота о покупателях была централизованной. Вот любопытная листовка от Московской базы Главкоопкультторга Центросоюза о торговле фототоварами в сельмагах, выпущенная в конце 50-х годов.

Успехи были, хотя и в те годы не обходилось без справедливой критики снизу. Вот выдержка из статьи Т.Остановского «Фотоаппаратуру — на уровень современности» опубликованной в №4 «Советского фото» за 1963 год: «Серьёзную тревогу вызывает тот факт, что вместо разработки принципиально новых моделей на основе новейших достижений в области фотоаппаратостроения в камеры вносятся несущественные изменения. Вот примеры, касающиеся двух весьма распространённых камер.

Аппарат «Смена» в пластмассовом корпусе, недорогой. В первоначальную модель были введены синхроконтакт и самоспуск, отчего камера повысилась в цене. Необходимости в изменениях этой простой и дешёвой камеры не было никакой, тем более, что импульсная лампа стоит в 2-3 раза дороже самого аппарата. Далее был изменён узел перемотки плёнки, и камеры получили название «Смена-3» и «Смена-4». Однако от этого узла пришлось отказаться, и вновь стали выпускаться первые модели. На этом дело не кончилось. Последовали новые изменения; появились «Смена-5» и «Смена-6». Наконец, вместо камеры «Смена», далёкой от совершенства, был выпущен однотипный фотоаппарат «Весна», качество которого вызывает серьёзные претензии. Существование «Весны» оказалось недолговечным. Спрашивается, зачем было нужно выпускать заведомо слабый аппарат, обладающий многими недостатками?

Другой пример — аппарат «Зоркий», который также многократно (10 раз) изменялся. Каждый раз к его названию добавлялась буква или цифра. Сейчас из всех «Зорких» оставлены две модели, однако и они по своим техническим характеристикам устарели. Не понятно и чем обусловлен выпуск однотипных камер «ФЭД» и «Зоркий»…

…Всё лучшее в зарубежном опыте заслуживает самого серьёзного внимания с тем, чтобы использовать его в нашей фотокинотехнике. Нужно покончить с отставанием в этой области и начать разрабатывать новые модели, которые бы соответствовали уровню мировой техники.»

Фотоаппарат ZeniflexС другой стороны, к середине 60-х годов состояние отечественного фотоаппаратостроения было далеко не таким уж плачевным, если советская фотопродукция экспортировалась в более чем 70 стран мира. Естественно, что техника, отправлявшаяся за рубеж собиралась и проверялась более качественно, чем вся остальная. Наибольшей популярностью за рубежом пользовались: «Смена-рапид», «Смены» (в некоторых странах они шли под названием «Космик-35», в других «Global-35»), «Фотоснайпер», «Горизонт», «Любитель-2» (под названием «Global676»), «Сокол», «Зенит-3» (Зенифлекс), «Зенит-В», «Зенит-Е» («Cosmorex SE», «Prinzflex 500E»), «Салют» («Зенит-80»), «ФЭД-4»; дальномерный Киев; объективы «Мир-1», «Таир-3А», «Телемар-22», «Таир-11», «МР-2» («Руссар»), «МТО-500», «Орион-15», «Мир-3», «Таир-33», «Гелиос-44М» («Auto Cosmogon»), а также в большом количестве бинокли и приборы ночного видения (в более позднее время). Экспорт развивался довольно успешно и, например, в период с 1965 по 1969 год вырос в 2 раза. Примерно 60% экспорта шло в соцстраны.

В книге «Практика профессиональной фотографии», изданной также и на русском языке в 1981 году, Филип Готлоп так пишет о продающихся в Англии советских фотоаппаратах: «В продаже есть несколько типов советских аппаратов и вы не прогадаете, купив любой из них. Русские гордятся не только высоким качеством своих изделий, но и своей системой контроля перед отправкой товара в торговую сеть. Мне довелось побывать в отделе контроля на станции на станции обслуживания в северной части Лондона, и квалификация персонала оставила у меня самое приятное впечатление. В основном это механики с русских заводов, и большинство из них довольно хорошо говорит по-английски.
…Работать с некоторыми аппаратами настоящее удовольствие, и, по-моему, советский «Горизонт» относится к их числу.»

Вот заметка, напечатанная в №2 за 1964 год в журнале «Ревю-Фотография» (ЧССР) «ГОМЗ — государственный оптико-механический завод в Ленинграде — посетил английский репортер Г.Кроули. Его поразил этот завод, оборудованный по последнему слову техники, насчитывающий 25000 рабочих, использующий наиболее передовые производственные методы. Кроули написал, что его внимание привлекли, например, автоматы для изготовления деталей камеры. 300 станков обслуживало шесть рабочих. На заводе есть установки для кондиционирования воздуха, производство управляется электронными аппаратами. Всюду безупречная чистота, и завод в целом производит такое же хорошее впечатление, как наиболее передовые заводы фотографических аппаратов в ФРГ. Кроули особо отметил строгий контроль при производстве даже дешевых камер.»

Фотоаппарат НарциссК началу 60-х годов явно обозначилась тенденция к использованию в фотоаппаратостроении передовых по тем временам идей и разработок. В качестве примеров можно привести следующие: «Нарцисс» — высококлассный зеркальный аппарат со сменными объективами форматом 14х21 для 16мм плёнки; «Зенит-6» — зеркальная камера, имевшая центральный (!) залинзовый затвор, штатно комплектовавшаяся 14-линзовым объективом с переменным фокусным расстоянием «Рубин» 2,8/37-80 (в конце концов, не столь важно, что идея и технические детали этого семейства камер были позаимствованы у немецкой фирмы Voigtlander), встроеный моторный привод в камере «Зенит-5» (первая в мире 35мм зеркалка со встроенным электромотором), полуавтоматическая отработка экспозиции в камерах «Зоркий-10, -11», «Киев-15», автоматическая в «Соколе» и «Киеве-10″. »
Фотоаппарат Киев-5 с объективом Рекорд-4Сокол», выпускавшийся на ЛОМО с 1966 года, имел пятипрограммную систему автоматики и был снабжен центральным затвором «Copal Magic» (Япония) с диапазоном выдержек 1/30 — 1/500, встроенным в объектив «Индустар-70» (2,8/50). На рубеже 60-70х годов был выпущен экспериментальный образец объектива «Рекорд-4» с рекордными параметрами 0,9/52 для дальномерных камер серии «Киев». Тогда же в ГОИ была изготовлена опытная партия широкоугольных объективов «Спутник-4» 4,5/20 (см. фото ниже).

К концу 60-х годов, в связи с наращиванием выпуска фотоаппаратов, впервые стал ощущаться кризис их перепроизводства, который достиг пика к началу 70-х годов. Следствием этого стало снижение объемов выпуска камер, что, в свою очередь, привело к дефициту фотоаппаратов на прилавках магазинов к концу 70-х годов. Опять были предприняты экстренные меры и к 1980 году все заводы страны выпускали почти 4 млн. фотоаппаратов в год более 25-ти видов и моделей, из которых более одной четверти поставлялось на внешний рынок. В 80-х годах ситуация с перепроизводством и дефицитом повторилась почти в точности.

ГОИК сожалению, тенденция использования новейших технологий в отечественном фотоаппаратостроении не продолжилась долго и сошла на нет уже к середине 70-х годов, а к началу 80-х возобладала тенденция к конструктивному упрощению фотокамер и заметному снижению качества сборки. И если к концу 40-х годов говорить о разделении фотоаппаратуры на профессиональную и любительскую было несколько преждевременно, то спустя всего 20 лет такое разделение уже прослеживалось достаточно четко. Как раз в этот период становится очевидным, что отечественная фотоаппаратура так навсегда и останется пусть на неплохом, но все-таки любительском уровне (имеющиеся исключения лишь подтверждают правило).
В конце 70-х гг. более 1000 фирм и предприятий в разных странах мира производили ежегодно свыше 40 млн. фотоаппаратов (в т.ч. в СССР около 3,5 млн.), 2,5 млн. кинокамер (свыше 100 тыс), 1,5 млн. кинопроекторов (около 165 тыс.), 2,0 млн. диапроекторов (свыше 300 тыс.); при этом около 75% выпускаемой продукции предназначалось для массового потребителя.

Именно в конце 70-х годов в нашей фотопромышленности окончательно сложилась печальная традиция, когда качество сборки фотоаппаратуры разнилось от экземпляра к экземпляру. Складывалось впечатление, что если бы не массовое недовольство общественности, выплескивающееся на страницы единственного фотожурнала страны «Советское фото», то никаких усовершенствований и модернизаций уже существующих к началу 80-х годов моделей, а также освоений и разработки новых не происходило бы вообще. Передовые рубежи конструкторской мысли страны в области фотоаппаратостроения переместились на страницы вышеупомянутого журнала — вспомним хотя бы конкурс «10000 технических идей», в котором принимала участие, казалось, вся страна, за исключением разработчиков фототехники.

* * *

Пытаясь понять причины очень скромных успехов отечественной фотопромышленности в последние 30 лет, необходимо признать, что отсутствие внутренней конкуренции на рынке фотоаппаратуры имело первостепенное значение. Вот любопытная цитата из статьи «Старт взят» Вл. Ишимова, напечатанной в №8 «Советского фото» за 1959 год: «Нам кажется неверным, что заводы вовсе устранены от установления цен на фотоаппараты и объективы. До сих пор все связи руководителей предприятий со сферой распределения заключаются в том, что они получают наряд и отвозят товар на торговую базу. На этом их миссия кончается. Непосредственно с потребителем и торговцем они не связаны, конъюнктуры рынка не изучают». Отсутствие обратной связи между потребителем и производителем (а в нашей стране между ними еще вклинивалась и торговля, как автономный и малопредсказуемый фактор), а также отсутствие экономической заинтересованности производителя, приводило к тому, что отечественные конструкторы могли более безответственно экспериментировать с моделями и модификациями камер, не особенно заботясь о том, как встретит это рынок (по-видимому именно из этих корней проистекают, например, такие малопонятные вещи, как появление в несколько нестандартном месте куркового взвода у «Зоркого-10» или неудачная попытка модернизации дальномерных «Киевов» — модель «Киев-5» и др.). В то время, когда потребитель ждал качественных, но недорогих моделей, производитель, поставлял на рынок то, что ему было наиболее удобно, не заботясь не только о технических характеристиках, но и, на определенных этапах, о качестве сборки. Нередки были случаи, когда с производства снималась более совершенная модель и заменялась более упрощенной. Естественно, что при советской модели экономики, такой заинтересовнности, можно сказать, зависимости благополучия производителя от результатов его труда не могло быть и в помине. Думается, что в условиях системного кризиса ничего другого мы и не могли иметь!

«Промышленность, производящая продукцию для удовлетворения максимального числа людей, значительную долю своей продукции ориентирует на массового потребителя. Массовый же потребитель, а это показывает и опыт других стран мира, заинтересован в «беспроблемной» фототехнике: с кодированием светочувствительности на кассетах DX, с системами быстрой зарядки и перемотки пленки, автофокусировкой… Отечественная промышленность не может взяться за производство какой-то камеры в десятках экземпляров.» («СФ», 8/87).

К середине 70х годов заканчивается «золотой» (четвертый) этап развития советского фотоаппаратостроения. В советской фотопромышленности наступает период застоя, который в начале 90-х плавно перешел в период хаоса.

Георгий Абрамов